Мосеев. Победитель или побежденный? Биографическая повесть от первого лица – Борис Прокопьев

Мосеев. Победитель или побежденный? Биографическая повесть от первого лица – Борис Прокопьев

Борис Михайлович Прокопьев сделал большое дело: написал и за свой счет издал хорошую книгу о марафонце Леониде Мосееве.

Книгу получилась замечательной: читается на одном дыхании, издана отлично: в переплете, на хорошей бумаге, в конце есть вклейка с черно-белыми фотографиями из личного архива Леонида Николаевича. По формату это повесть от первого лица.

Борис Михайлович задумывает целую серию книг о выдающихся отечественных марафонцах («Марафонцы с большой буквы») – и будет ли задумка осуществлена, зависит от спроса и от интереса читателей. Так что мы с вами можем на это напрямую повлиять. Думаю, такое начинание стоит поддержать – мало кто в России занимается такой просветительской деятельностью в принципе и тем более мало кто может делать это так хорошо, как Борис Михайлович с его большим опытом в беге и журналистике.

Уверен, книга будет очень интересна всем любителям бега вне зависимости от уровня.

Леонид Мосеев – чемпион Европы, участник Олимпиад 1976 и 1980 года, он занимал второе место на марафоне в Фукуоке (а первым тогда Билл Роджерс) с результатом 2:11.57,0.

 

Ценнейшая информация в книге – таблицы с результатами соревнований и месячными тренировочными объемами в годы наиболее выдающихся достижений, о которых в том числе и идет повествование. Глава про олимпийский марафон – в конце таблицы с объемами этого года. И так далее. Это очень любопытно!

Ну а в самих главах… рассказы про забеги читаются как триллер и держат в напряжении, невероятная работоспособность и нагрузки на тренировках просто поражают (как вам регулярные «зарядки» по 15 км за 57-60 минут или темповые 70 км? Или суммарный объем за день за 2-3 тренировки, превышающий 80 км?), ну а рассказы о бытовых трудностях (голод, мороз, проблемы с экипировкой) доказывают: трудолюбие, упорство, одаренность, тренерская работа и другие факторы важнее дорогих кроссовок, супер-качественного питания или комфортных климатических условий.

Интересно прочитать и про работу с тренером, и про человеческие конфликты.

Объемы, кстати, разбиты на утренний кросс (те самые 15 км), основной кросс, темповый кросс, работы и соревнования. Можно посмотреть и проанализировать соотношения быстрого и медленного бега. То есть работа по сбору, сведению и представлению данных для книги проделана очень серьезная. Это не просто биографическая повесть.

 

Хочу поделиться с вами несколькими цитатами из книги.

 

Про питание на дистанции и гели (из рассказа о тренировке 50 км)

Бежал, как всегда, только на сладком чае. Делал по несколько глотков на 20-м километре, потом 30-м и 40-м. Никаких печенюшек, никакого хлеба, изюма или чего-то еще. Я придерживался и продолжаю придерживаться такого мнения: если ты не набегал нужного километража, то никакая кормежка тебе не поможет.

Когда сегодня вижу того или иного марафонца-любителя на дистанции с полным патронташем всевозможных гелей, батончиков да бутылочек, думаю: ну, куда же ты, милый, направился? Сырой же еще, значит, не созрел, не подготовился. Впрочем, если хотят так бегать, пусть бегают.

Про изучение трассы (из главы про чемпионат Европы 1978 в Праге, на котором Мосеев победил в марафоне с результатом 2:11.57,5)

Выкатились на последнюю 100-метровую прямую. По крайней мере, предположил, что она именно последняя. И здесь вот какая ситуация. У меня еще раньше сложилось представление, что когда на чемпионате Европы финиширует победитель марафона, его встречают с лавровым венком или, по крайней мере, финишной ленточкой. Но впереди ничего такого я не увидел. Думаю, может, все-таки в последний момент появится откуда-нибудь девушка с венком. И сам себе отвечаю? Не похоже. Даже судей нет. Я в замешательстве – так последняя это все-таки прямая или еще круг бежать? Если последняя, то Пензина надо срочно обходить. Тактически и физически к этому был готов, силы все не растратил. И говорю Коле четко и внятно:

– Коля, извини, я пошел.

Он даже не дернулся, один лишь стон донесся с его стороны. На этих последних 80 или 90 метрах выиграл у него около пяти-шести метров. Если понадобилось бы, мог прибавить в скорости еще.

Пробежал финишный створ. Оборачиваюсь, вижу: Коля не останавливается. Опять никак не могу до конца понять: финишировал я уже или еще круг? На всякий случай продолжаю неспешно бежать по виражу, смещаясь ближе к бровке. Искоса поглядываю на Пензина, не подпуская его близко к себе. Коля остановился, и я тоже. Он потрусил в мою сторону – я от него потихоньку убегаю, держу расстояние. Не было у меня еще стопроцентной уверенности, что марафон для нас закончился. Наконец, громко его спрашиваю:

– Коля, ну что, все?

– Да, Леня, все!

И тут я даже про себя в сердцах выругался: «Елки-палки!» Знал бы, что это действительно последние метры, может, и эмоции какие-нибудь позволил проявить: руки бы, например, поднял, зрителей поприветствовал – словом, устроил бы себе и трибунам небольшой праздник. А так – все как-то очень буднично получилось, словно и не чемпионат Европы выиграл. А ведь тогда эти соревнования в легкой атлетике значились по рангу, по престижности вторыми вслед за Олимпийскими играми.

Позже мне объяснили отсутствие судей в конце дистанции. Все оказалось просто – работал фотофиниш. Конечно, руководство нашей команды, тренеры сборной должны были заранее знать, сколько нам предстоит бежать по стадиону, и еще накануне довести до нас такую информацию. Но не сделали. Когда я уже сам стал работать тренером, всегда говорил и продолжаю говорить ученикам: изучайте трассу заранее, собирайте о ней всю информацию, какую только можно, особенно что касается заключительной части дистанции.

Про углеводную сушку и тренировки перед марафоном (из главы о марафоне на Играх в Монреале)

За неделю до старта провел последнюю длительную тренировку – тридцатку. Пробежал ее небыстро, за 2:08, чтобы просто отстоять нужное время на ногах.

Перед марафоном решил сделать углеводную сушку – диету, которую сейчас тоже применяют, только по-разному ее называют. Так вот, она была известна и в наши времена. Естественно, до этого я уже раза два опробовал на себе. Вроде бы пошла, по крайней мере, не повредила, хотя я и по сей день не уверен, дает ли она реальный положительный эффект. Впоследствии я перестал ее делать.

Схема всем хорошо известна: вначале три дня исключаешь из рациона по максимуму все углеводы и стараешься питаться только белковой пищей. Так проводишь три дня, а следующие три дня, наоборот, до отвала наедаешься углеводов и на седьмой день выходишь на старт.

В дни проведения диеты мои тренировки выглядели следующим образом. В первый ее день, 24 июля, я как раз и пробежал те 30 километров, стараясь максимально жечь углеводы. Суммарно в тот день у меня получился 41 тренировочный километр. На следующий день на зарядке пробежал десятку, днем еще 25 километров, чередуя темп по пятеркам – то спокойный, то с ускорением. Из них 5 километров легкого бега, 5 – темпового, потом опять 5 километров темпового и еще 10 спокойного. На третий день к утренним 10 километрам добавил 18 дневных. На четвертый день – полный отдых, и стал налегать на углеводсодержащую пищу. На пятый день утром потрусил 9 километров, днем еще 14. На шестой день на 11-километровой зарядке последний километр пробежал быстро.

 

Фрагмент из книги на сайте «Бег и мы»

 

Рубрики:
Комментарии
Темы, на которые я пишу: